пятница, 21 сентября 2012 г.











prada flore and 70-s


The show opened on a somber note, with mini- or midi-length dresses (or tunics layered over clamdigger pants, or even knitted rompers) in shadowy blacks, inky blue, and bottle green, in boxy, rectangular shapes, deliberately cut to subvert the conventional norms of fit—bust darts that don’t quite curve the body as they are generally intended, skirt volumes that are a tad clunky and off-kilter. Even the poppy red lip and the messily teased French pleats threw off any costume-literal revisiting of the 1960s look. The second part of the collection, meanwhile, melted into duchess satin pieces in pretty sugar-almond shades of spring-bud green and blush pink.

For Miuccia, this dichotomy represented “the struggles women have between toughness and softness, the rigor followed by delicacy, and the poetic part of women.” But even those dark opening pieces were touched with lightness—a digital print of a partly blown-away dandelion clock on an oversize appliqué patch, for instance, or a sprig of Far Eastern blooms, or those sweet Courrèges daisy shapes carved out of astrakhan or sewn on as though by earnest ladies at a quilting bee—reflecting the charming handicraft spirit of the season. More tiny little buds and blooms garlanded a single bangle, dotted the top bar of cartoonish eyeglasses, and trimmed the straps and clasps of the tidy little purses in playfully conventional, old-fashioned shapes.










the marc man

назад в осень...

Посмотрите показ Marc Jacobs и приглядитесь. Ничего не напоминает? Лично у меня перед глазами сразу встал Безумный шляпник в исполнении Джонни Деппа, попивающий пустую чашку чая и с претензией осматривающий  меня с ног до головы. «Ну что, Алиса? Узнаешь меня?»
Нет, это не галлюцинация. А источник вдохновения. Правда не мой. Марка Джейкобса.  Дизайнер хотел оживить сказку. Получилось, даже чересчур. Стиль выдержан идеально. Мне кажется, Тим Бертон, оказавшись на показе, долго сомневался бы – не попал ли он назад на свою съемочную площадку? Ведь даже декорации для показа были будто взяты из его фильмов – руины и развалины замков, мрачноватый свет, сказочная музыка и извилистая тропинка. Не хватало разве что Чеширского кота.
Однако сказка присутствовала больше в костюмах. Туфли под королевские башмачки навеяли мне детские воспоминания о любимых мультфильмах. Кажется,  такие же были у принца и принцессы в мультике «Снежная королева» и даже у забавного короля из «Золушки». Порадовали и огромные яркие шарфы, скрывающие вместе с шеей грудь и половину лица, да к тому же застегнутые на огромную булавку. Как и в любой сказке – на показе было много цветов – в виде принтов, разбавленных модным пейсли. И все это всевозможных или скорее невозможных цветов и фактур. Средневековые формы и объемы силуэтов, обилие блестящих деталей, накидки и шикарные ткани – как ни странно, все это вместе не стало безвкусным и вульгарным, а составило вполне себе эклектичный ансамбль.
Но больше всего поразили безумные шляпы из окрашенного меха. Здесь свою роль точно сыграл безумный шляпник. Правда уже не сказочный, а вполне реальный. Стивен Джонс. Любимый шляпник Анны Пьяджи. Кстати и она свою роль в этой коллекции тоже сыграла. В качестве еще одного источника вдохновения. Смелая дама, открыто демонстрирующая свою эксцентричность сподвигла эксцентрика Марка Джейкобса последовать ее примеру. После показа перешептывались, что эти шляпы похожи если не на грибы, то на шляпы Пьяджи, когда та спит. Впрочем, Пьяджи была заметна не только в шляпах: торчащие разноцветные носки на подиуме тоже сильно намекали на объект вдохновения дизайнера.  Последний и не скрывал чем и кем вдохновлялся. Его целью было приглашение к отдыху от повседневности, веселью и самоиронии. Цель выполнена.Сказка воплощена в реальность, пусть и на недолгий срок показа.
И если вспомнить, что это все-таки Марк Джейкобс, привыкший удивлять, то следует обратить внимание на несколько тенденций, которые Джейкобс между делом подчеркнул.

Во-первых, это пальто, которые несмотря на преимущественно темные или бежевые цвета,  не дадут скучать благодаря разнообразию длин  и форм. С пальто Джейкобс посоветовал носить в основном платья либо укороченные брюки, либо все вместе для эксцентричных натур. Пальто могут быть как и классических тканей для этого элемента гардероба, так и из меха, либо опять же сочетать  все вместе – в общем,  ограничений кроме собственного здравого смысла нет.  Во-вторых, это принты – особенно пейсли, вернувшиеся в моду, скорее всего, надолго. Причем принты могут присутствовать где угодно, верхняя одежда не исключение.  Палантины и шарфы рекомендуется как средство против скуки, и вряд ли огромные булавки были использованы как сказочный гротесковый элемент. А вот как относиться к шляпам – буквально или с улыбкой пока не понятно. То, что смельчаки и эксцентрики бросятся в бутики за самой безумной шляпой – предсказуемо. Но сможет ли кто-то не выглядеть безумным шляпником и не начнет танцевать джигу-дрыгу  – самый интересный вопрос.

пятница, 14 сентября 2012 г.









tavi little woman

ibragimgatsiev



«Многие из моих друзей начали реагировать на мой стиль просто потому, что Teen Vogue написал, что это круто, но уж точно не потому, что они на самом деле думают, что он классный», — пишет в своем блоге Тави Гевинсон.

Когда опытных журналистов спрашивают о том, как они относятся к блогерам, они отвечают — «Мы за то, что бы подрастающее поколение было осведомлено о моде так же, как и мы, но нас смущает тот факт, что сегодня все намного проще. Почему в первом ряду сидит 14-летний подросток с окрашенными в пепельный оттенок волосами и претендует на мое место. Прежде чем добиться успеха, нужно очень хорошо поработать, чего я не вижу в нынешнем поколении». 
Чего стоил гигантский бант Тави на показе кутюрной коллекции Dior! «Он мешал мне весь показ!» — написала в своем блоге редактор Grazia, сидя во втором ряду. 
Тави Гевинсон очень интересный и удачный персонаж. Она маленький «копипаст» Анны Пьяджы или Айрис Апфель. Она из той среды, что не интересуется легкой, быстро уходящей модой. Ей присуще рассуждать о Домах с очень стойкой репутацией и интересными, неординарными коллекциями. Она любит Кристофера Кейна и без ума, от Сестер Малливи из Rodarte. Носит воротники Miu Miu и платья Prada. Она говорила, что Миучча лучшее, что происходило с Миланом, и устала от утонченных женщин, которых мы видим каждую осень на подиуме. Одежда от Прада спасает ее от уныния. Еще недавно критики писали:  «Заметьте, насколько грамотно там все написано. Чтобы так написать, надо было видеть все своими глазами, иметь возможность пощупать, померить и посмотреть вещи вживую», — но Тави признается, что большую часть информации для блога она ищет в Интернете и не всегда может побывать в шоу-румах. В 13 лет свои образы Тави искала в старых бабушкиных шкафах, куталась в юбки и пальто 60-х, но год спустя попробовала себя в готическо-магическом стиле. «Я не ищу какой-то определенный стиль. Мне нравится экспериментировать и меняться. В прошлом году я носила шляпы с перьями, мне нравился стиль моей бабушки. Сейчас — я колдунья», — пишет Гевинсон под своей фотографией с черными губами, майкой с крестом и грубых «мартиновских» ботинках. В этом году она запустила свой собственный интернет-проект для подростков RookieMag, параллельно с этим возглавив пост ответственного редактора глянцевого издания о моде и современном искусстве GARAGE. 
После очень долгой и продуктивной работы в мире моды Тави решила отойти от стереотипов, которые в ней заложили опытные журналисты. А точнее,  показать, что мода — не единственное, чем она увлечена.
«Я разочарованна в модной индустрии, постоянном лицемерии, скучными коллекциями и, наконец, несправедливым увольнением Джона Гальяно из Dior… И было бы удручающе, если бы в течение трех лет я была одержима только модой, не так ли?» О своей встрече с Рей Кавакубо, Тави говорила очень долго. Дизайнер почти не дает интервью, и это стало настоящей сенсацией, когда, будучи автором POP, Тави смогла пообщаться с ней, приехав вместе с Дашей Жуковой в Токио. О своих планах Тави Гевинсон рассказывает очень редко, но судя по темпу ее физического и профессионального роста, журналисты возьмут свои слова обратно, говоря, что слава блогеров скоротечна. 








the september isuue muse

photo/ yan yougay

style/ ibragimgatsiev


model/ zarina k








au revoir stefano pilati

ibragimgatsiev



Его последнее шоу — это конец игры, в которой не существует ярких цветов, женственности в ее прямом понимании и романтики, а наоборот — строгие образы,
восьмидесятые — любимое время Пилати с 2004 года, как он возглавил пост креативного директор дома Yves Saitn Laurent — когда акцент
делается на широкие плечи, а пальто туго затянуты широкими ремнями. Осенне-зимняя коллекция о гиперсексуальных женщинах
в железных доспехах, как на показах легендарного Пако Рабана, облаченных в кожу и черный с головы до ног. Не зря брюки со стрелками и платья в пол украшают принты в виде калл, цветов,
символизирующих траур. Но это не мешает Стефано Пилати делать из последней коллекции настоящий триумф. Шоу открыла Эльза Луиджен, в черном пальто с кожаным воротником, затянутом на талии, что еще больше подчеркивает ширину плеч, грубость и рафинированную женственность. Особенно цепляют брюки со стрелками, из шелка и шерсти, костюмы оттенков слоновой кости, бархат и жакеты из блестящего шелка. Но самой сексуальной частью показа стали платья-кольчюги, что символизировали женсую силу и независимость, как и смокинги Ива Сен Лорана в 1970-х. Прозрачные блузки, цепи и черные платья в пол, как у американских вдов, только с глубокими вырезами на груди, плечистость и мускулинность — Стефано Пилати оставил свой след в истории дома Yves Saint Laurent, выйдя из игры с счастливым лицом. В конце шоу зал рукоплескал таланту дизайнера, гости были в восторге от увиденного. Они смогли ощутить силу мыслей Пилати на себе, увидев на подиуме моделей, облаченных в черный с ног до головы. Новым креативным директором дома Ива Сен Лорана стал француз Эди Слиман, когда уже работающий в дома YSL в 1997 году, в качестве дизайнера мужской линии. 












the september isuue muse
photo/ yan yougay
style/ ibragimgatsiev
model/ zarina k